Про преподавателей, учителей и подростков-гомосексуалов

Я давно не пишу про ЛГБТ. Я не сексолог. Поэтому, мне нечего сказать нового в данной области. И я не политик — поэтому слабо понимаю, зачем и как принимаются те или иные законы.

В России действует статья 6.21 КоАП РФ, со странной с научной точки зрения формулировкой «пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних».

В ней написано, что «Пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних, выразившаяся в распространении информации, направленной на формирование у несовершеннолетних нетрадиционных сексуальных установок, привлекательности нетрадиционных сексуальных отношений, искаженного представления о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных сексуальных отношений, либо навязывание информации о нетрадиционных сексуальных отношениях, вызывающей интерес к таким отношениям, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, — влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от четырех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц — от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц — от восьмисот тысяч до одного миллиона рублей либо административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток» (выделено мной).

Поэтому у меня есть убедительная просьба к подросткам, которые меня читают, — закрыть окно браузера с этим текстом, а тех, кому не нужно навязывание, — не читать дальше любым удобным вам способом. Тем более, что текст, в основном, обращен к коллегам — преподавателям и психологам, а также взрослым людям, которые в это как-то вовлечены. Под катом миминмум моих размышлений, в основном ссылки на события, источники и скупые комментарии.

Так вот я не сексолог и не политик, я психолог. У меня есть КоАП страны, в которой я живу. И есть профессиональный кодекс работы психолога, который предполагает, что

  1. Психолог с равным уважением относится к людям вне зависимости от их возраста, пола, сексуальной ориентации, национальности, принадлежности к определенной культуре, этносу и расе, вероисповедания, языка, социально-экономического статуса, физических возможностей и других оснований.
  2. Беспристрастность психолога не допускает предвзятого отношения к Клиенту. Все действия Психолога относительно Клиента должны основываться на данных, полученных научными методами.
  3. Психолог избегает деятельности, которая может привести к дискриминации Клиента по любым основаниям.
  4. Психологу следует так организовать свою работу, чтобы ни ее процесс, ни ее результаты не наносили вреда здоровью и социальному положению Клиента и связанных с ним лиц.

Это означает, что работая в России с подростками, испытывающими секскульное влечение к лицам своего пола и сообщившими мне об этом, мне придется выбирать, работать по КоАП или по этическому кодексу психолога. Потому что, если такой человек у меня спросит или попросит сослаться на источник, я должна буду ему дать информацию о том, что гомосексуальность — это ок, гомосексуальная ориентация — ок, что можно построить семью с человеком своего пола и она тоже будет ок, или не ок, но последнее не зависит от пола образовавших ее людей. Потому что есть исследования и заключения APA, потому что есть статьи сексологов, например И.С. Кона.

Увы, если в текущей обстановке я буду работать с подростком, его процессом идентификации и в результате он в меру своего разумения и свободы выбора решит, что он — гомосексуален, это приведет, хоть и косвенно, к его дискриминации и может ухудшить социальное положение. По крайней мере, если он захочет быть учителем, преподавателем или психологом. То есть закон, косвенно поддерживающий дискриминацию, еще и мешает мне работать, даже если я решусь следовать этическому кодексу психолога, платить штрафы и лишиться права работать по специальности.

Автор — Татьяна Лапшина

  • Facebook
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Одноклассники
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • В закладки Google
  • LinkedIn
  • Digg
  • Reddit
  • Add to favorites
  • Блог Я.ру
  • Яндекс.Закладки