Родительский заказ

Мои коллеги, работающие с детьми, часто рассказывают, как нелегко бывает с родителями. Они приходят и просят исправить их ребенка. Запросы такие частенько возникают от того, что ребенок в каком-то своем проявлении непереносим для родителей и других взрослых. Если говорить корректнее: взрослые при ребенке (или даже из-за него) сталкиваются с чувствами, с которыми не умеют толком обходиться, и определяют их как непереносимые. И тогда есть призрачная надежда работать с родителем.

Но бывают ситуации другого рода. С моими взрослыми клиентами частенько приходят их невидимые родители и, как суфлеры в театре, нашептывают заказ: «сделай более уверенным», «сделай более успешным», «сделай менее чувствительным», «сделай более целомудренным», «сделай менее непредсказуемым», «сделай более удобным». Усвоенная родительская непереносимость напрочь заглушает собственные желания. Они тонут под всеми этими «более» или «менее». Хотя хочется в такой ситуации часто очень простых вещей: принятие от эмоционально устойчивого (но не тупого!) другого, которое потом превратится в надежное умение «быть собой» и «быть с собой».

Можно ли воспитать, не стыдя?

На последних перлзовских чтениях много споров возникло вокруг этого кусочка:

Если естественное выражение чувств ребенка встречается в штыки, гордость оборачивается стыдом… Так как наши способы выражения многообразны, мы способны испытывать стыд почти за все. (С) Ф. Перлз «Эго, голод и агрессия»

Жаркие споры были вокруг того, возможно ли воспитание детей без стыда. И все упиралсь в то, что стыд — весьма полезная штука. Иногда, казалось бы совсем портящий жизнь стыд за то, какой я есть, продвигает человека в самосовершенствовании в любом угодном то ли ему, то ли усовенным общественным нормам направлении.

Из страха стыда можно продвигаться по карьерной лестнице, вплоть до президентства мира; строить дома, города и целые страны; создавать идеальные семьи со множеством детей, играющих на заднем дворе дома из рекламы систем для полива газонов. Беда лишь в том, что на самом деле куча мелких стран вечно выбиваются из мирового порядка; в идеальном градостроительном плане при реализации находятся тысячи изъянов; а дети, играющие на заднем дворе, вечно слишком чумазые и не ясно, как их таких пускать в дом из каталога Икеи.

Как сказала в одной из «Школ злословия» И. Хакамада: «Интерьеру сильно мешают живущие в нем реальные люди» или что-то в этом роде. Выходит, что продвижение происходит, но гордости или хотя бы удовлетворения достичь невозможно. Но манящая картинка заставляет вновь и вновь обращаться к стыжению: и других, и себя, и детей. Вопрос в том, возможно ли без него вообще? Я пока не знаю.

Автор — Татьяна Лапшина

  • Facebook
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Одноклассники
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • В закладки Google
  • LinkedIn
  • Digg
  • Reddit
  • Add to favorites
  • Блог Я.ру
  • Яндекс.Закладки