Слово для работы

Предназначение. Призвание. Предрасположенность. Самоопределение. Профориентация. Что лучше? Почему и когда?

В последнее время много думаю о работе и вдохновении, пока с коллегой готовимся к группе. А пока обсуждаем, многое решают слова. И я размышляю над тем, как менялись мои требования к тому, что я называю работой. О том, как я попалась во многие ловушки, которые прямо-таки разложены в русском языке в отношении выбора, чем заняться. Поэтому в этой заметке я побурчу на разные слова про профессии и работу. Все написанное ниже  относится к сфере эстетики или даже «вкусовщины». Если я пишу «попробовала, не нравится» — это лишь означает, что я попробовала и мне не нравится. При этом меня часто вдохновляют и вызывают уважение люди, стремящиеся реализовать свое предназначение или призвание,  раскрыть свои способности и самоопределиться, наконец. А вот слова мне не нравятся. Чем?

Первое слово, которому я придавала много значения, было «предназначение». В основе моей веры в предназначение лежала убежденность, что каждый человек рождается в мире не просто так, а зачем-то. И это предназначение человеку предстоит исполнить. Кто назначает человеку заранее, кем ему быть? Бог. Боги. Иные высшие силы. Инстинкт. Эволюция. Генетика. Не важно. Надо угадать, что во мне задумано, чтобы это воплотить.

Эта идея всем притягательна, но часто оказывается слишком требовательной. А что будет, если я не угадаю? Или что, если то дело, которым я занимаюсь вот уже n-дцать лет – это не то, ради чего я рожден? Я трачу время впустую?

При этом, пока я руководствовалась идеей о предназначении, я хотела, чтобы работа позволяла как можно более полно использовать мой потенциал, все мои способности и возможности, чтобы исполнить предназначение. Все бы хорошо, кроме того, что я сама желала, чтобы работа, сугубо ради моего блага, использовала меня по полной.

Есть хорошее слово в области медицины – «предрасположенность».  Действительно, у человека может быть склонность или умение делать так, а не иначе, то или иное дело.  У детей их предрасположенности ярко проявляются в играх, у взрослых – тоже в играх в хобби. Однако в такой формулировке меньше давление ответственности за воплощение, а фокус на самом человеке, а не на диалоге с внешней силой: что я расположен делать дальше? И ожидания от работы соответствующие – я буду искать ту профессию, в которой будет много тех дел, которые я расположен делать.

Еще одно слово, которое меня вдохновляло, – «призвание». Оно предполагает некоторый зов, изнутри или снаружи, который человек услышит и двинется в сторону реализации изначального замысла. При этом предполагается, что обретение призвания одновременно дает бесконечный ресурс мотивации, ведь призвание – это не то, что ты можешь делать и даже делать хорошо, это то, чего ты не можешь не делать. Мне оно нравится чуть больше «предназначения». Потому что, во-первых, в некоторых вариантах предлагает слушать себя. Во-вторых, поддерживает раздолбайство занятия чуть менее пафосными делами, просто приносящими удовольствие. В свое время я решила: «Я попреподаю, раз уж мне это нравится, а там, может, и разберу свое истинное призвание».

Не нравится оно мне директивностью и статичностью. Допустим, занимаюсь я преподаванием, и вдруг зов велит мне бросить все и заняться, например, резьбой по дереву. Бросать преподавание? А оно же нравится. Или, наоборот, можно сидеть долгое время на попе в ожидании зова и так ничего и не сделать. А самое напряженное – связка с мотивацией и вдохновением.  Когда я что-то делаю из-за того, что не могу не делать, рано или поздно занятие начинает напоминать наркоманию. В той фазе, когда кайфа уже нет, а зависимость есть. И рано или поздно наступает момент, когда уже явственно не хочется что-либо делать. Так можно потерять призвание, но означает ли это, что стоит бросать занятие, которое когда-то приносило радость?

При этом требования к работе из концепции призвания практически минимальны – хочу работу, на которой я буду делать то, чего не могу не делать. Ну и минимум таких дел, которые будут от этого отвлекать. Даже денег особо много не надо – это же мое призвание.

Следующие два важных слова – «задатки» и «способности». Задатки – это некоторые врожденные особенности, которые позволяют нам быть эффективными в том или ином виде деятельности. Как, например, абсолютный слух, который очень помогает в занятиях музыкой. Но вообще не обязателен для них, потому что есть способности – особенности человека, проявляющиеся в реализуемой деятельности. Если у меня нет абсолютного слуха (что правда), я могу в занятиях музыкой развить относительный слух. В таком понимании, задатки и способности – это вещи, которые про себя хорошо бы знать и выбирая профессию и работая в ней. Потому что кому-то что-то дается лучше, кому-то хуже и знание своих профессиональных ограничений помогает развиваться.

Но тут есть две засады. Долго время я считала, что раз мне сложно общаться с людьми, я мало чего понимаю и мои коммуникативные способности ничтожны, то мне никогда не стать практическим психологом, а значит – не стоит и пытаться. Зато у меня были неплохие математические способности и системное критическое мышление, которое можно применить в психологической науке. Казалось бы, выбор очевиден. Но нет. Я знаю прекрасных психологов-практиков, чей эмоциональный интеллект беден даже в сравнении с моим, представления о мотивации других имеют какую-то магическую и слабо осознаваемую природу.  А уж как строить исходя из этих особенностей общение, чтобы быть полезным клиенту, можно научиться. Если захотеть.

Мне нравится выбирать работу по способностям. Это здорово, особенно для коллег и заказчиков, клиентов и пр. потребителей вашего продукта. Потому что такой подход  предполагает, что человек будет заниматься тем, что у него получается.

В общем, в области использования способностей для выбора своего дела есть несколько подвохов. Представление о способностях может не соответствовать реальности (завышенное, заниженное). Представление о слабости способностей может ограничить в выборе пути там, где можно обойтись без этого ограничения. А еще, если через способности определить свое предназначение, можно словить все баги, описанные выше.

Правда, тогда исполнение предназначения, обычно, называют «самореализацией». Самореализация предполагает максимальное раскрытие и применение своих способностей в жизни. Человек, ищущий самореализации, будет искать ту работу, в которой найдет применение всем своим особенностям. И тут может быть ловушка для людей всесторонне одаренных. Потому что большинство сфер деятельности, оказываются чуть уже, чем их способности и тем более, чем зона ближайшего развития. К счастью, самореализация профессией не исчерпывается. И современный человек может реализовывать различные грани своей тонкой натуры в досуге (все те же хобби), дружеских и семейных отношениях, благотворительных проектах.

А еще важно помнить, что самореализация – это потребность, но такая, которая хорошо удовлетворяется, если удовлетворены более примитивные базовые потребности.

«Самоопределение» рядом с самореализацией. Это слово нравится мне больше всех других. Идея самоопределения опирается на тот факт, что профессия человека сильно связана с идентичностью и Я-концепцией. Выбирая дело, человек выбирает, каким он хочет быть. А реализуя это дело – становится кем-то, каким-то профессионалом. И хорошо, чтобы не было конфликта между Я-концепцией (Какой я есть? Каким хочу быть? Что мне ценно?) и тем, что человек делает каждый день на работе.

Настораживает меня  в идее профессионального самоопределения только то, что велик соблазн приписать слишком большую значимость тому, что я делаю. И спутать профессиональную жизнь с личной. И тогда в ситуации потери возможности работать по профессии человек попадает сразу в два кризиса: и профессиональный, и личностный. А динамичность современного мира как раз располагает к тому, что профессии возникают и исчезают или меняются до неузнаваемости, поэтому в самоопределении я бы ставила больше на знание и ощущение себя, чем на дело, которым я занимаюсь. От кризисов, к счастью, не убережет, зато сделает их прохождение более интересным.

«Предрасположенность», «призвание» и «предназначение» — слова, поддерживающие романтическое отчуждение работы. Они позволяют думать о своем деле не как о том, что я хочу делать или уже делаю. А как о реализации какой-то внешней для личности силы.  «Самореализация» и «самоопределение», напротив, смотря на процесс работы как на реализацию внутренних движущих сил человека.

Есть ли слово, которое мне нравится без всяких правок? «ориентация». Даже без корня «проф». Потому что выбор пути — это не только ориентирование и в мире профессий, но и в себе тоже. Кто я? Где я? Что я чувствую? Чего я хочу? И как я могу этого достичь? Причем это не результат, который получается раз и навсегда. А процесс ежедневной ориентации в мире и выбора того, на что я направляю усилия. Просто, когда все идет нормально, на этот выбор я не обращаю внимания. А когда что-то идет не так, а об этом я узнаю по внутреннему напряжению и тревоге, я снова задаю себе вопросы: Кто я? Где я?…

Этот подход позволяет относиться к работе как к очередному делу среди других дел. Не больше, но и не меньше. На данном этапе мне такое отношение к работе нравится больше всего. Но у него наверняка есть свои подводные камни.

Автор — Татьяна Лапшина

  • Facebook
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Одноклассники
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • В закладки Google
  • LinkedIn
  • Digg
  • Reddit
  • Add to favorites
  • Блог Я.ру
  • Яндекс.Закладки