Страсти по еде. Часть №2

Подкрепляется формирование пищевой зависимости в детстве самыми разнообразными способами:

  1. Кормлением по жёсткому графику, а не по мере возникновения потребности в пище
  2. Жёсткой кастрацией попыток выбора пищи ребёнком
  3. Манипулирование ребёнком: «Съел всё – хороший, отказываешься или оставляешь в тарелке – плохой».
  4. Запретом взрослых на любые агрессивные проявления – агрессия находит выход в «уничтожении» пищи
  5. Вот станешь Большим – будет Можно, а пока Маленький – Нельзя. Бессознательное структурируется языком, поэтому там может укорениться связка: Большой = Взрослый = чем больше ешь, тем больше и взрослей.

Если в семье полнота является одобряемой формой телесности и ребёнок вырастает достаточно устойчивым к внешним атакам пропагандируемых в последние десятилетия канонов «красота = худоба», пищевая зависимость не наносит ущерба психике. Заедая «грусть – печаль», Полный транслирует в поле устойчивую положительную самооценку, обладает соответствующим телосложению темпераментом и вызывает здоровую зависть у замороченных диетами и фитнесами соплеменников.

Я знаю парочку таких женщин, которые – в полном смысле – красавицы, живут в любви и согласии со своими партнёрами и крайне редко наказывают себя стыдом за пару-тройку пирожных или ведёрко с мороженым. Одна из них как-то призналась мне, что полнота придаёт ей устойчивость, как в прямом, так и в психологическом смысле этого слова. И в партнёры такие женщины выбирают не латентных гомосексуалистов – а кто бы ещё мог придумать и в течение стольких лет поддерживать моду на девушек с мальчишескими фигурами – а таких же, как они, устойчивых мужичков, для которых – часто бессознательный – критерий женской красоты – роскошная телесность потенциальной или реальной матери его детей.

Третий случай – пищевая зависимость с отягощениями. Пищевая потребность у многих частично перекрывает потребность в безопасности наращиванием жирового защитного панциря, компенсирует недостаток любви, но при этом вступает в конфликт с потребностью в самоуважении и в признании социумом. Психологический конфликт возникает, когда:

  1. Один из значимых взрослых транслирует в семейное поле: «Полнота = уродство»
  2. В пубертате ребёнок становится уязвимым для подростковой субкультуры и подвергается гонениям и насмешкам в среде ровесников
  3. В период развития вторичных половых признаков подросток со сформировавшейся пищевой зависимостью усваивает связку «стройность = сексуальная привлекательность»

Формируется конфликт разнонаправленных (в нашем случае), но почти равноценных потребностей – в безопасности, любви, принятии социумом. Разрастаясь, этот конфликт наносит ущерб самоуважению и самооценке, делая её ущербной, патологически зависимой от мнения других.

Автор — Ирина Лопатухина

  • Facebook
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Одноклассники
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • В закладки Google
  • LinkedIn
  • Digg
  • Reddit
  • Add to favorites
  • Блог Я.ру
  • Яндекс.Закладки